Год, который бахаи считают началом новой Эры в истории человечества, — 1844 от рождества Христова (или 1260 год Хиджры по мусульманскому летоисчислению). В мае этого года молодой человек по имени Али-Мухаммад из иранского города Шираз провозгласил себя Тем, Чей приход издавна ожидался последователями ислама на основании пророчеств этой религии — Ка’имом или Махди, который должен, действуя от имени Бога, восстановить справедливость на земле.

Интерьер комнаты в ширазском доме Баба. В этой комнате в ночь на 23 мая 1844 года Он объявил о Своей миссии гостю по имени Мулла Хусейн Бушру'и, который стал первым уверовавшим в Него.

(Интересно, что в это же время в Европе и Америке были весьма популярны идеи о близости конца мира и Судного дня; известный проповедник-евангелист Уильям Миллер в результате изучения Библии пришёл к выводу о неизбежности Второго Пришествия Христа в 1843–1844 годах, что привело к появлению в христианстве адвентистского течения. Многие христиане по сей день ждут, когда же Христос прилетит к нам на облаках, — подобно иудеям, которые две тысячи лет назад, столь же буквально понимая пророчества о пришествии Мессии, ждали, что Он придёт с мечом и скипетром в руках, воссядет на троне Давида и покорит для них все народы.)

Али-Мухаммад объявил, что, являясь носителем нового самостоятельного Откровения, Он тем не менее лишь провозвестник другого, неизмеримо более могущественного Проявления, Предтеча Посланника Божиего — Обетованного всех религий — Который должен прийти вслед за Ним и объединить человечество, открыв эру благоденствия и мира. Также Он принял титул Баб (Врата), подразумевая под этим то, что Он является Вратами, через которые этот великий Посланник явится людям. 

Учение Баба распространялось с невероятной быстротой. За короткое время десятки тысяч людей в Иране, принадлежавшие ко всем сословиям и социальным группам, стали Его приверженцами. Они стали называться баби (с ударением на последний слог), или бабиды — последователи религии Баба. С какой бы позиции ни рассматривать этот факт, нельзя не удивиться тому, как многие высокоучёные солидные богословы, почитаемые всеми в качестве высших авторитетов в вопросах Веры, после знакомства с Бабом или Его Писаниями признавали своё бессилие перед Ним и становились Его последователями — последователями двадцатипятилетнего юноши, не имевшего никакого богословского образования! 

Среди этих людей был, например, выдающийся богослов Сейид Яхья Дараби (известный позже под именем Вахид), который был послан к Бабу самим персидским шахом с целью «проэкзаменовать» предполагаемого лжепророка, дабы вывести оного на чистую воду; однако после трёхдневного общения с Бабом богослов принял Его веру и отправился распространять её, послав шаху соответствующий отчёт. В качестве другого примера (наряду с множеством прочих) можно вспомнить духовного наставника шахской семьи по имени Курбан Али, которого весь Тегеран почитал за святого, — что, однако, не помешало казнить его, когда стало известно о его приверженности Бабу.

Впрочем, большая часть мусульманского духовенства, пекущегося главным образом о собственных земных нуждах, и большая часть правительственных чинов, радевших отнюдь не о государственной пользе, видели в новом движении лишь угрозу своим интересам; их не волновало, что это, может быть, действительно новое Божественное Откровение. Их усилиями было начато преследование сторонников Баба; в некоторых областях Ирана дело дошло до вооружённых столкновений. Многие баби погибли в этих столкновениях, были казнены или просто убиты фанатиками. Сам Баб был вскоре арестован и провёл несколько лет в заключении, а в июле 1850 года Его публично расстреляли на площади города Тебриза, причём обстоятельства суда над Ним и последующей казни до странности напоминают историю девятнадцативековой давности, случившуюся в Иерусалиме.

«Не что иное, как завеса праздного мечтания, всегда заступала и будет заступать во дни прихода Явителей Божиего Единства и Рассветов Его бесконечной святости между Ними и остальным человечеством. Ибо в те дни Тот, Кто есть Вечная истина, являл Себя сообразно тому, что назначил Он Сам, а не в согласии с желаниями и ожиданиями людей» (Бахаулла).

Окружённое садами и декоративными террасами Святилище Баба во Всемирном Центре Бахаи на горе Кармель (Хайфа, Израиль). Верующие унесли Его останки и долго укрывали их, пока не переправили на Святую Землю, где через много лет Его прах обрёл покой.

Через два года после казни Баба трое молодых верующих, чей ум помутился от горя, решили отомстить за Него и совершили неудачное покушение на шаха Персии. Это послужило поводом для массовых убийств бабидов по всей стране. Убийства совершались с варварской жестокостью, поразившей западных дипломатов и путешественников, которые оставили свидетельства о зверствах преследователей и героизме мучеников. Среди погибших в те дни была и выдающаяся иранская поэтесса Куррат-уль-Айн, или Тахира («Чистая»). В обществе, где женщина была едва ли не домашним имуществом, Тахира сумела приобрести образование и поражала всех окружающих умом, эрудицией и талантом, неоднократно доказывая своё превосходство над мужчинами. Она была в числе первых людей, признавших Баба; и первой женщиной на мусульманском Востоке, провозглашавшей в соответствии с учением Баба равенство мужчин и женщин и сбросившей чадру.

Всего в ходе этих и других гонений на Веру погибли свыше 20 тысяч баби; всё, что от них требовалось, чтобы сохранить жизнь, честь и благосостояние, — это отречься от своей Веры, но они предпочли верность Богу. Самый выдающийся из последователей Баба, оставшихся к тому времени в живых, был арестован; благодаря Cвоему высокому положению и заступничеству русского посла Он не мог быть сразу казнён, и в Его отношении было начато судебное разбирательство. Его звали Мирза Хусейн-Али, но более известен Он под именем Бахаулла («Величие Бога», «Слава Божия»).